Главная/Медиацентр/Материалы и Исследования/Возможности подавления цитопатогенного действия коронавируса SARS-CoV-2 по результатам изучения противовирусной активности препарата Цитовир®-3 in vitro


МАТЕРИАЛЫ&ИССЛЕДОВАНИЯ

Возможности подавления цитопатогенного действия коронавируса SARS-CoV-2 по результатам изучения противовирусной активности препарата Цитовир®-3 in vitro

В. С. СМИРНОВ, И. А. ЛЕНЁВА, * Т. А. КУДРЯВЦЕВА, Е. Б. ФАЙЗУЛОЕВ, В. А. ЗАПЛУТАНОВ, С. В. ПЕТЛЕНКО, Н. П. КАРТАШОВА, А. В. ГРАЧЁВА, Е. Р. КОРЧЕВАЯ

АНТИБИОТИКИ И ХИМИОТЕРАПИЯ, 2021, Том 66 5–6/2021

2021 Цитовир-3

Скачать PDF

Содержание статьи:

1) ФБУН “Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера”, Санкт-Петербург, Российская Федерация

2) ФГБНУ “Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова”, Москва, Российская Федерация

3) ФГБНУ “Институт экспериментальной медицины”, Санкт-Петербург, Российская Федерация

4) ФГБУ “Петербургский институт ядерной физики им. Б. П. Константинова Национального исследовательского центра Курчатовский институт”, Гатчина, Российская Федерация

5) ФГБУ “Научно-клинический центр токсикологии им. академика С. Н. Голикова ФМБА”, Санкт-Петербург, Российская Федерация

Possibilities of Suppressing The Cytopathogenic Effect of SARS-CoV-2 Coronavirus According to The Results of the Antiviral Activity of CytovirR-3 In Vitro Study
VYACHESLAV S. SMIRNOV, IRINA A. LENEVA, TATIANA A. KUDRYAVTSEVA, EVGENY B. FAIZULOEV, VASILY A. ZAPLUTANOV, SERGEY V. PETLENKO, NADEZHDA P. KARTASHOVA, ANASTASIA V. GRACHEVA, EKATERINA R. KORCHEVAYA

1) Saint-Petersburg Pasteur Institute, Saint-Petersburg, Russian Federation

2) I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation

3) Institute of Experimental Medicine, Saint-Petersburg, Russian Federation

4) Petersburg Nuclear Physics Institute named by B. P. Konstantinov of National Research Centre “Kurchatov Institute”, Gatchina, Russian Federation

5) Scientific and Clinical Center of Toxicology named after Academician S. N. Golikov of the Federal Medical and Biological Agency, Saint-Petersburg, Russian Federation

Резюме

Введение

Пандемия COVID-19 послужила стимулом к поиску лекарственных средств со специфической противовирусной активностью к новому патогенному штамму коронавируса SARS-CoV-2. В первую очередь научный поиск был направлен на изучение препаратов с уже доказанной эффективностью в отношении гриппа и ОРВИ.

Цель работы

Цель работы — изучение in vitro противовирусной активности препарата Цитовир®-3 в отношении цитопатогенного действия вируса SARS-CoV-2.

Материал и методы

Материал и методы. Противовирусная активность препарата Цитовир®-3 в отношении вируса SARS-CoV-2 изучена в экспериментальных моделях in vitro на культуре клеток Vero CCL81 (ATСС). Для расчёта рабочего диапазона концентраций исследуемого препарата с использованием количественного микротетразолиевого теста определялась максимальная переносимая концентрация и 50% цитотоксическая доза.

Результаты и обсуждение

Результаты и обсуждение. В результате исследования было показано, что наибольшая активность препарата проявлялась при добавлении его к клеткам за 24 ч до и через 1 ч и 24 ч после вирусного заражения, уровень ингибирования при этом достигал 53% (>ИК50) при концентрациях препарата 105, 55 и 85 мкг/мл, соответственно. Цитовир®-3 подавлял вирусную активность SARS-CoV-2 в диапазоне доз от 10 мкг/мл до 105 мкг/мл в указанных условиях инфицирования. Было установлено, что в диапазоне противовирусных доз препарат не проявлял цитотоксического действия на культуру клеток Vero.

Заключение

Заключение. Противовирусная активность препарата Цитовир®-3 в отношении вируса SARS-CoV-2 доказана за счёт достижения ИК50, находящейся ниже максимально переносимой концентрации, составившей 149 мкг/мл.

Ключевые слова

Ключевые слова: SARS-CoV-2; коронавирус; COVID-19; Цитовир®-3; Vero; вирусная цитопатогенность; in vitro; противовирусное действие.

Для цитирования

Для цитирования: Смирнов В.С., Ленёва И.А., Кудрявцева Т.А., Файзулоев Е.Б., Заплутанов В.А., Петленко С.В., Карташова Н.П., Грачёва А.В., Корчевая Е.Р.
Возможности подавления цитопатогенного действия коронавируса SARSCoV-2 по результатам изучения противовирусной активности препарата Цитовир®-3 in vitro.

Антибиотики и химиотерапия. 2021; 66 (5–6): 4–10. doi: 10.24411/0235-2990-2021-66-5-6-4-10.
Адрес для корреспонденции: E-mail: tatyana@kudryavcev.info
Correspondence to: E-mail: tatyana@kudryavcev.info

DOI: 10.37489/0235-2990-2021-66-5-6-4-10

Abstract

Introduction

Introduction. The COVID-19 pandemic has stimulated the search for drugs with specific antiviral activity against the new pathogenic strain of the SARS-CoV-2 coronavirus. First of all, scientific search was aimed at studying drugs with already
proven efficacy against influenza and ARVI. The aim of this work was to study the antiviral activity of CytovirR-3 in vitro in relation to the cytopathogenic effect of the SARS-CoV-2 virus.

Material and methods

Material and methods. The antiviral activity of the drug Cytovir R-3 against the SARS-CoV-2 virus was studied in experimental models in vitro on Vero CCL81 cell culture (ATCC). Themaximum tolerated concentration and the 50% cytotoxic dose were determined using a quantitative microculture tetrazolium test assay to calculate the working range of the concentrations of the test drug.

Results and discussion

Results and discussion. As a result of the study, it was shown that the greatest activity of the drug was manifested when it was added to the cells 24 hours before and 1 hour and 24 hours after viral infection, the inhibition level reached 53% (>IC50) at the drug concentrations of 105, 55, and 85 ug/mL, respectively. CytovirR-3 suppressed the viral activity of SARS-CoV-2 in the dose range from 10 ug/mL to 105 ug/mL under the indicated infection conditions. It was found that the drug did not exhibit cytotoxic effects on the Vero cell culture in the range of antiviral doses.

Conclusion

Conclusion. The antiviral activity of CytovirR-3 against the SARS-CoV-2 virus has been proven due to the achievement of IC50, which is below the maximum tolerated dose of 149 ug/mL.

Keywords

Keywords: SARS-CoV-2; coronavirus; COVID-19; CytovirR-3; Vero; viral cytopathogenicity; in vitro; antiviral effect.

For citation

For citation: Smirnov V. S., Leneva I. A., Kudryavtseva T. A., Faizuloev E. B., Zaplutanov V. A., Petlenko S. V., Kartashova N. P.,Gracheva A. V., Korchevaya E. R.
Possibilities of suppressing the cytopathogenic effect of SARS-CoV-2 coronavirus according to the results of the antiviral activity of CytovirR-3 in vitro study. Antibiot i Khimioter = Antibiotics and Chemotherapy. 2021; 66 (5–6): 4–10. doi: 10.24411/0235-2990-2021-66-5-6-4-10.

Введение

Пандемия COVID-19, вызванная новым патогенным штаммом коронавируса SARS-CoV-2, явилась причиной введения жёстких ограничительных карантинных мер практически во всех странах мира и спровоцировала стагнацию во всех отраслях мировой экономики [1]. Экономические потери, вызванные эпидемией в 2020 г. сопоставимы со всеми затратами на здравоохранение в мире [2]. Заболевание COVID-19, наряду с эпидемией испанского гриппа 1918–1920 гг., уже вошло в историю как чрезвычайная ситуация мирового масштаба, которая выявила все недостатки современного обеспечения биологической безопасности населения [3, 4].

Современные процессы глобализации и урбанизации, скорее всего не будут способствовать эффективному использованию только административных мер, вводимых для предотвращения подобных ситуаций в будущем [1]. По этой причине во всех странах с развитой фармацевтической промышленностью ведётся непрерывный поиск лекарственных препаратов со специфической активностью против возбудителей конкретных инфекционных заболеваний, с целью их дальнейшего лечебно-профилактического применения [5, 6]. В этой связи в первую очередь необходимо обратить внимание на препараты с уже доказанной эффективностью против широкого спектра штаммов различных вирусов, вызывающих ОРВИ [7–9]. Одним из таких лекарственных препаратов является Цитовир®-3. На фармацевтическом рынке он представлен в виде трёх лекарственных форм — порошок для приготовления раствора для приёма внутрь, сироп и капсулы, для различных возрастных целевых категорий пациентов. Цитовир®-3 имеет доказательную базу, основанную на ранее проведённых доклинических и 6 официально зарегистрированных законченных клинических исследованиях на пациентах взрослого и детского возраста [10–12]. В пострегистрационных и наблюдательных исследованиях в рамках непрерывной системы фармаконадзора препарат показал высокий профиль безопасности применения в рутинной клинической практике. На основании подтверждённых данных, согласно инструкции по медицинскому применению, Цитовир®-3 применяется с целью профилактики и комплексной терапии гриппа и острых респираторных вирусных заболеваний у взрослых и детей с 1 года.

Коронавирусы (Coronaviridae) — это большое семейство РНК-содержащих вирусов, способных инфицировать людей и некоторых животных. У человека коронавирусы могут вызвать острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) различной степени тяжести — от лёгких форм до тяжёлого острого респираторного синдрома (далее — ТОРС, анг. SARS (Severe Acute Respiratory Syndrome) и острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС). Ранее коронавирусы рассматривались в качестве агентов, вызывающих у человека инфекции верхних дыхательных путей с преимущественно лёгким течением — т. н. спорадические или сезонные заболевания. Однако в конце 2002 г. в Китае впервые были выявлены случаи заражения людей новым типом коронавируса SARS-CoV, возбудитель, который индуцировал массовый подъём заболеваемости, вызывая у части заболевших поражение не только верхних отделов респираторного тракта, но и лёгких — ТОРС (тяжёлый острый респираторный синдром — ?атипичная пневмония?). Вторым крупным очагом коронавирусной инфекции с острым респираторным синдромом стал Ближний Восток. В 2012 г. коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (Middle East respiratory syndrome, MERS-CoV) был выделен в Саудовской Аравии, а позднее случаи инфицирования были зафиксированы ещё в 20 странах. При этом 36% случаев заболевания оказались летальными [13–15].

Таким образом, учитывая, что в структуре ОРВИ встречаются коронавирусы, является целесообразным проведение экспериментального исследования in vitro для оценки влияния лекарственного препарата Цитовир®-3 на патогенность SARS-CoV-2.

Цель исследования — изучение in vitro противовирусной активности препарата Цитовир®-3 в отношении цитопатогенного действия вируса SARS-CoV-2.

Материал и методы

Образцы исследуемого препарата и их приготовление

Для эксперимента была использована смесь трёх активных действующих веществ (альфа-глутамил-триптофан, аскорбиновая кислота, бендазол) пропорционально содержанию на одну терапевтическую дозу лекарственного препарата Цитовир®-3. Предоставленный сухой порошок растворяли в стерильной воде до концентрации 10 мг/мл (сток-раствор), а из сток-раствора готовили необходимые концентрации с использованием питательной среды ДМЕМ с 1% эмбриональной сывороткой коров, L-глутамином (300 мкг/мл) и гентамицином (40 мкг/мл).

Вирус и культура клеток

В работе использовался лабораторный штамм коронавируса SARS-CoV-2 “Дубровка” (идент. № GenBank: MW161041.1). Штамм вируса SARS-CoV-2, который был выделен на культуре клеток Vero из назофарингеального мазка больного СOVID-19. Культивирование вируса проводили на клетках эпителия почки африканской зелёной мартышки Vero CCL81 (ATСС) из коллекции НИИВС им. И. И. Мечникова (далее — культура клеток Vero). Клетки культивировали при 37?С в питательной среде ДМЕМ с глутамином и глюкозой 4,5 г/л, 5% эмбриональной сывороткой коров (ЭСК), L-глутамином (300 мкг/мл), гентамицином (40 мкг/мл) в атмосфере 5% СО2.

Определение цитотоксичности препарата.

Вычисление 50% цитотоксической дозы (ЦТД50) проводили количественным методом с использованием микротетразолиевого красителя (МТТ), измеряя оптическую плотность (ОП) опыта и клеточного контроля в программе Microsoft Office Excel 365. Концентрация субстанций, уменьшающая значение ОП на 50% по сравнению с контролем клеток, принималась за 50% цитотоксическую дозу (ЦТД50), вычисление которой проводили при построении кривой зависимости (выживания) с использованием пакета ?drc? в программе Rstudio (Version 1.0.143) [C.Ritz, 2016]. Для количественных показателей результат представлен в виде среднего значения Ѓ} стандартное отклонение (SD). Исходя из значения ЦТД50, рассчитывали рабочие концентрации исследуемого препарата для дальнейших экспериментов [16].

Определение противовирусной активности препарата Цитовир®-3 в отношении вируса SARS-CoV-2

Изучение активности препарата Цитовир®-3 в культуре клеток Vero было проведено c использованием метода ингибирования цитопатического действия SARS-CoV-2. К монослою клеток в 96-луночных планшетах препарат Цитовир®-3 был добавлен в диапазоне концентраций — 5, 10, 50, 75, 100, 150, 200 и 300 мкг/мл. В качестве препарата сравнения был использован эталонный препарат сравнения Умифеновир в концентрации 20 мкг/мл, близкой к его значению 50% ингибирующей концентрации (ИК50), ранее определённой в отношении вируса SARS-CoV-2 в культуре клеток Vero, показавший противовирусную активность in vitro в отношении различных патогенных типов коронавируса (MERS-CoV, SARS-CoV, SARS-CoV-2) [17–19]. В опытах по определению активности Цитовир®-3 были использованы следующие схемы добавления: ?лечебно-профилактические? — апробированная и наиболее эффективная для ряда препаратов, — за 2 ч [19] или за 24 ч — внесение препарата за 24 ч до вирусного инфицирования и ?лечебные? — внесение через +1, +24, +48, +72 ч после вирусного инфицирования. В качестве вирусного контроля использовали соответствующие разведения вируса без препарата. В качестве клеточного контроля использовали культуру клеток Vero с добавлением питательной среды. Каждая точка эксперимента была поставлена в 4 повторах, было проведено 3 независимых эксперимента. После инкубации в каждую лунку добавляли 100 мкл вируса в необходимой дозе (от 100, 50,20 и 10 MOI). Планшеты инкубировали в атмосфере 5% CO2 при 37°С в течение 5 сут до появления ЦПД в клетках вирусного контроля. Учёт результата проявления ЦПД в клетках проводили с использованием количественного теста МТТ. Процент ингибирования вирусной репродукции проводили в программе Excel по формуле:

Ингибирование % = (100 – (ОПкл.контроль – ОПопыт)) / (ОПкл.контроль – ОПвир.контроль) * 100

Концентрация препарата, вызывающая ингибирование вирусной репродукции на 50%, принималась за ингибирующую концентрацию 50 (ИК50).

Статистическая оценка.

Статистическую обработку полученных количественных данных проводили с помощью программы Microsoft Office Excel 365. Для сравнения двух независимых групп использовался непараметрический критерий U Манна–Уитни.

Результаты и обсуждение

Изучение цитотоксичности смеси активных веществ препарата Цитовир®-3 в отношении клеток Vero было проведено в серии из трёх опытов (табл. 1). С этой целью были изучены следующие конечные концентрации предоставленного препарата: 5, 10, 50, 75, 100, 150, 200, 300, 400, 500 мкг/мл.

После инкубации в течение 72 ч визуальная оценка при помощи инвертированного микроскопа показала, что в клеточных контролях не было отмечено цитотоксических и морфологических изменений, а также нарушений клеточного монослоя. Аналогично не наблюдалось изменений клеток для исследуемого препарата в концентрациях 5, 10, 50, 75 и 100 мкг/мл. В эксперименте в концентрациях 150 и 200 мкг/мл отмечались клетки округлой формы и морфологически значительно отличающиеся от клеточного контроля. В лунках с более высокими концентрациями (300, 400 и 500 мкг/мл) наблюдалось частичное или полное разрушение клеточного монослоя. По обобщённым результатам всех опытов, цитотоксичность проявлялась в дозах выше 300 мкг/мл. Максимально переносимая концентрация (МПК), при которой не было изменения клеток по сравнению с клеточным контролем, позволила определить безопасный рабочий диапазон концентраций препарата Цитовир®-3 для культуры клеток Vero CCL81 (ATСС), который составил 0–149 мкг/мл.

Исследование подавления вирусной репродукции препаратом Цитовир®-3 показало, что его эффективность возрастала с увеличением концентрации образца (линейность воздействия доза–эффект) (табл. 2). По полученным данным в трёх опытах Цитовир®-3 в низких концентрациях (5 и 10 мкг/мл) не влиял на размножение вируса, при увеличении концентраций с 20 до 100 мкг/мл наблюдалось ингибирование, которое увеличивалось с повышением концентрации (от 15 до 31%). При дальнейшем увеличении концентраций (150, 200 и 300 мкг/мл) ингибирование значительно не увеличивалось, и кривая доза–эффект выходила на плато. В третьем опыте при использовании 4 множественностей заражения — 100, 50, 20 и 10 MOI — были получены сходные результаты.

Цитовир®-3 специфически ингибировал цитопатический эффект вируса SARS-CoV-2, при этом ингибирование возрастало пропорционально с увеличением концентрации и имело тенденцию к уменьшению при увеличении дозы заражения вирусом. Активность Умифеновира, взятого в качестве препарата сравнения, также увеличивалась с уменьшением дозы заражения вирусом, соответствуя его активности в ранее проведённых исследованиях [18].

Специфическим (селективным) считали подавление вирусной репродукции составляющее около 30%. Полученные результаты позволили убедиться в наличии потенциальной противовирусной активности и приступить к следующему этапу экспериментальных опытов. Препарат сравнения Умифеновир убедительно подтвердил заявленную эффективность, что свидетельствует о валидности и воспроизводимости методики, используемой при выполнении данного исследования [19].

В следующей серии экспериментов была изучена противовирусная активность препарата в отношении вируса SARS-CoV-2 при различных сроках его добавления к культуре клеток: за 24 ч до вирусного инфицирования и через +1, +24, +48, +72 ч после вирусного инфицирования. При этом использовали одинаковую множественность заражения 20 MOI (табл. 3).

Проведённые опыты показали, что наиболее эффективными схемами оказались схемы, при которых Цитовир®-3 добавлялся за 24 ч, через 1 и через 24 ч после вирусного инфицирования.

При этих схемах ингибирование возрастало с увеличением концентрации препарата в диапазоне (5–100 мкг/мл), наиболее высокий уровень ингибирования, достигающий примерно 50%, наблюдался при наивысшей из концентраций 100 мкг/мл. Так, высокий уровень ингибирования от 42 до 53% наблюдался при внесении препарата через 1 ч после инфицирования в широком диапазоне доз (от 10 мкг/мл до 100 мкг/мл). Близкие результаты ингибирования (38–53%) наблюдались при внесении препарата через 24 ч после инфицирования в том же диапазоне доз (от 10 мкг/мл до 100 мкг/мл).

На основании полученных данных, в трёх схемах внесения препарата была достигнута ИК50, которая составила 105, 55 и 85 мкг/мл для Цитовир®-3 при его добавлении к клеткам соответственно за 24 ч, через 1 и через 24 ч после вирусного инфицирования.

Таблица 1. Цитотоксичность препарата Цитовир®-3 в культуре клеток Vero CCL81

Table 1. Cytotoxicity of CytovirR-3 in the Vero CCL81 cell culture

Таблица 2. Ингибирование репродукции SARS-CoV-2 исследуемыми препаратами в культуре клеток Vero CCL81

Table 2. Inhibition of SARS-CoV-2 reproduction by the studied drugs in the Vero CCL81 cell culture


Примечание. * — Концентрации, которые по полученным данным 2-го этапа исследования  МПК; # — достижение специфического подавления вирусной репродукции в рабочем диапазоне концентраций  МПК.
Note: * — concentrations, which are MTC, according to the data of the 2nd stage of the study; # — achieving specific
suppression of viral reproduction in the working concentration range  MTC

Таблица 3. Ингибирование вирусной активности SARS-CoV-2 препаратом Цитовир®-3 в культуре клеток Vero CCL81

Table 3. Inhibition of SARS-CoV-2 viral activity by Cytovir®-3 in the Vero CCL81 cell culture


Примечание. * — cнижение верхней границы рабочего диапазона концентраций препарата в соответствии с
расчётной поправкой на цитопатическое действие вируса SARS-CoV-2; ** — концентрации, которые по полученным данным 2 этапа исследования имели значение  МПК.
Note. * — lowering the upper limit of the working range of drug concentrations in accordance with the calculated correction
for the cytopathic effect of the SARS-CoV-2 virus; ** — concentrations, which, according to the data obtained at the 2nd stage of the study, had a value of  MTC

Заключение

  • 1. В экспериментальных опытах in vitro показана противовирусная активность препарата Цитовир®-3 в отношении вируса SARS-CoV-2 за счёт достижения ИК50 в концентрациях 105, 55 и 85 мкг/мл в схемах введения за 24 ч, через 1 и через 24 ч после вирусного инфицирования, соответственно.
  • 2. Рабочий диапазон концентраций препарата Цитовир®-3, в рамках которого были достигнуты ИК50, находится ниже максимально переносимой концентрации, составившей 149 мкг/мл и выявленной в серии опытов на клетках Vero CCL81.
  • 3. Полученные результаты позволяют продолжить дальнейшее изучение лекарственного препарата Цитовир®-3 в специфических доклинических и клинических исследованиях у больных COVID-19.

Дополнительная информация

Участие авторов. Смирнов В. С. — дизайн исследования, редактирование публикации;

Ленёва И.А. — дизайн и проведение исследования, статистическая обработка, редактирование публикации;

Кудрявцева Т.А. — дизайн исследования, написание публикации;

Файзулоев Е.Б. — дизайн и проведение исследования, статистическая обработка, редактирование публикации;

Заплутанов В.А. — дизайн исследования, редактирование публикации;

Петленко С.В. — дизайн исследования, редактирование публикации;

Карташова Н.П. — проведение исследования, статистическая обработка, редактирование публикации;

Грачёва А.В. — проведение исследования, статистическая обработка, редактирование публикации;

Корчевая Е.Р. — проведение исследования, статистическая обработка, редактирование публикации.

Финансирование

Исследование выполнено в рамках научно-исследовательской работы в ФГБНУ “Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова” (Москва, Россия) по заказу и финансовой поддержке АО “Медико-биологический научно-производственный комплекс “Цитомед” (Санкт-Петербург, Россия). Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Информация об авторах

Смирнов Вячеслав Сергеевич — д. м. н, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории молекулярной иммунологии ФБГУ НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, Санкт-Петербург, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0002-2723-1496

Ленева Ирина Анатольевна — д. б. н., зав. лабораторией экспериментальной вирусологии, Федеральное государственное научное бюджетное учреждение Научноисследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, Москва, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0002-7755-2714

Кудрявцева Татьяна Анатольевна — к. б. н., научный сотрудник, лаборатория нанотехнологии и синтеза лекарственных веществ, отдел нейрофармакологии, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Институт экспериментальной медицины, Санкт-Петербург, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0003-4997-9830

Файзулоев Евгений Бахтиерович — к. б. н., зав. лабораторией молекулярной вирусологии, Федеральное государственное научное бюджетное учреждение Научноисследовательский института вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, Москва, Российская Федерация. ORCIDID 0000-0001-7385-5083

Заплутанов Василий Андреевич — старший научный сотрудник Центра доклинических и клинических исследований отделения молекулярной и радиационной биофизики, Федеральное государственное бюджетное учреждение ?Петербургский институт ядерной физики им. Б. П. Константинова Национального исследовательского центра ?Курчатовский институт?, Гатчина, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0001-5294-6533

Петленко Сергей Викторович — д. м. н., ведущий научный сотрудник лаборатории биохимической токсикологии и фармакологии, Федерального государственного бюджетного учреждения ?Научно-клинический центр токсикологии им. академика С. Н. Голикова Федерального медико-биологического агентства?, СанктПетербург, Российская Федерация. ORCID-ID 0000-00022752-4598

Карташова Надежда Павловна — научный сотрудник лаборатории экспериментальной вирусологии, Федеральное государственное научное бюджетное учреждение Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, Москва, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0003-2096-5080

Грачева Анастасия Вячеславовна — младший научный сотрудник лаборатории молекулярной вирусологии, Федеральное государственное научное бюджетное учреждение Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, Москва, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0001-8428-4482

Корчевая Екатерина Романовна — младший научный сотрудник лаборатории молекулярной вирусологии, Федеральное государственное научное бюджетное учреждение Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, Москва, Российская Федерация. ORCID-ID: 0000-0002-6417-3301

About the authors

Vyacheslav S. Smirnov — D. Sc. in medicine, Professor, Saint-Petersburg Pasteur Institute, Saint-Petersburg, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0002-2723-1496.

Irina A. Leneva — D. Sc. in biology, I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0002-7755-2714

Tatiana A. Kudryavtseva — Ph. D. in biology, research scientist, Institute of Experimental Medicine, Saint-Petersburg, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0003-4997-9830

Evgeny B. Fayzuloev — Ph. D. in biology, I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0001-7385-5083

Vasily A. Zaplutanov — Senior Researcher at the Center of Preclinical and Clinical Research of the Department of Molecular and Radiation Biophysics, Petersburg Nuclear Physics Institute named by B. P. Konstantinov of National Research Centre ?Kurchatov Institute?, Saint-Petersburg, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0001-5294-6533

Sergey V. Petlenko — D. Sc. in medicine, Scientific and Clinical Center of Toxicology named after Academician S. N. Golikov of the Federal Medical and Biological Agency, Saint-Petersburg, Russian Federation. ORCID-ID: 0000-0002-2752-4598

Nadezhda P. Kartashova — Researcher at the Laboratory of Experimental Virology, I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation. ORCIDID:0000-0003-2096-5080

Anastasia V. Gracheva — Junior Researcher at the Laboratory of Molecular Virology, I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation. ORCIDID:0000-0001-8428-4482

Ekaterina R. Korchevaya — Junior Researcher at the Laboratory of Molecular Virology I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Moscow, Russian Federation. ORCIDID:0000-0002-6417-3301

Литература:

1. Брико Н.И., Каграманян И.Н., Никифоров В.В., Суранова Т.Г., Чернявская О.П., Полежаева Н.А. Пандемия COVID-19. Меры борьбы с её распространением в Российской Федерации. Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. 2020; 19(2): 4–12. doi: 10.31631/2073-3046-2020-19-2-4-12. [Briko N.I., Kagramanyan I.N., Nikiforov V.V., Suranova T.G., Chernyavskaya O.P., Polezhaeva N.A. Pandemiya COVID-19. Merybor’by s ee rasprostraneniem v Rossijskoj Federatsii. Epidemiologiya i Vaktsinoprofilaktika. 2020; 19(2): 4–12. doi: 10.31631/2073-3046-2020-19-2-4-12. (in Russian)]
2. Barlow P., van Schalkwyk M.C., McKee M., Labonte R., Stuckler D. COVID-19 and the collapse of global trade: building an effective public health response. The Lancet. 2021; 5 (2): 102–107. doi: 10.1016/S2542-5196(20)30291-6
3. Blumenthal D., Fowler E.J., Elizabeth J., Abrams M.S., Collins S.R. Covid-19 — Implications for the Health Care System. New Engl J Med. 2020;383 (15): 1483–1488. doi: 10.1056/NEJMsb2021088.
4. Shaukat N., Ali D.M., Razzak J. Physical and mental health impacts of COVID-19 on healthcare workers: a scoping review. International Journal of Emergency Medicine. 2020; 13 (1:40): 1–8. doi: 10.1186/s12245-020-00299-5.
5. Scavone C., Brusco S., Bertini M., Sportiello L., Rafaniello C., Zoccoli A., Berrino L., Racagni G., Rossi F., Capuano A. Current pharmacological treatments for COVID-19: What’s next? Brit J Pharmacol. 2020; 177 (21): 4813–4824. doi: 10.1111/bph.15072.
6. Alexander Steve P.H., Armstrong J.F., Davenport A.P., Davies J.A. et al. A rational roadmap for SARS-Cov-2/COVID-19 pharmacotherapeutic research and development: IUPHAR Review 29. Brit J Pharmacol. 2020;177 (21): 4942–4966. doi: 10.1111/bph.15094.
7. Liu Y., Sun W., Li J., Chen L., Wang Y., Zhang L., Yu L. Clinical features and progression of acute respiratory distress syndrome in coronavirus disease 2019. Preprint from medRxiv. 2020. doi: 10.1101/2020.02.17.20024166.
8. Sanders J.M., Monogue M.L., Jodlowski T.Z., Cutrell J.B. Pharmacologic Treatments for Coronavirus Disease 2019 (COVID-19): A Review. J Am Med Associat. 2020; 323 (18): 1824–1836 doi: 10.1001/jama.2020.6019.
9. Смирнов В.С., Тотолян А.А. Некоторые возможности иммунотера-пии при коронавирусной инфекции. Инфекция и иммунитет. 2020;10 (3): 446–458. doi: 10.15789/2220-7619-SPO-1470. [Smirnov V.S., Totolyan A.A. Nekotorye vozmozhnosti immunoterapii pri koronavirusnoj infektsii. Infektsiya i immunitet. 2020; 10 (3): 446–458. doi: 10.15789/2220-7619-SPO-1470. (in Russian)]
10. Смирнов В.С. Профилактика и лечение гриппа и острых респира-торных вирусных инфекций. Санкт-Петербург: АЙСИНГ, 2012. [Smirnov V.S. Profilaktika i lechenie grippa i ostrykh respiratornykh virusnykh infektsij. Sankt-Peterburg: AJSING, 2012. (in Russian)]
11. Смирнов В.С., Петленко С.В. Грипп и острые респираторные ин-фекции. Санкт-Петербург: Гиппократ; 2019. [Smirnov V.S., Petlenko S.V. Gripp i ostrye respiratornye infektsii. Sankt-Peterburg: Gippokrat;2019. (in Russian)]
12. Государственный реестр разрешений на проведение клинических исследований. Available at: https://grls.rosminzdrav.ru/CiPermition-Reg.aspx?PermYear=0&DateInc=&NumInc=&DateBeg=&DateEnd=&Protocol=& RegNm=&Statement=&ProtoNum=&idCIStatementCh=&Qualifier=&CiPhase=&RangeOfApp=&Torg=Цитовир&LFDos=&Producer=&Recearcher=&sponsorCountry=&MedBaseCount=&CiType=&Patient-Count=&OrgDocOut=2&Status=&NotInReg=0&All=0&PageSize=8&order=date_perm&orderType=desc&pagenum=1 (accessed April 8, 2021). [State register of approvals for clinical trials. Available at: https://grls.rosminzdrav.ru/CiPermitionReg.aspx?PermYear=0&DateInc=&NumInc=&DateBeg=&DateEnd=&Protocol=&RegNm=&Statement=&ProtoNum=&id-CIStatementCh=&Qualifier=&CiPhase=&RangeOfApp=&Torg=Цито-вир&LFDos=&Producer=&Recearcher=&sponsorCountry=&MedBase-Count=&CiType=&PatientCount=&OrgDocOut=2&Status=&NotInReg=0&All=0&PageSize=8&order=date_perm&orderType=desc&pagenum=1(accessed April 8, 2021). (in Russian)]
13. Cherry J.D. The chronology of the 2002-2003 SARS mini pandemic. Paediatric Respiratory Reviews. 2004; 5 (4): 262–269. doi: 10.1016/j.prrv.2004.07.009.
14. Li K., Wohlford-Lenane C.L., Channappanavar R., Park J.E., Earnest J.T.,Bair T.B. et al. Mouse-adapted MERS coronavirus causes lethal lung diseasein human DPP4 knockin mice. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. 2017; 114 (15): 3119–3128. doi: 10.1073/pnas.1619109114.
15. Yin Y., Wunderink R.G. Mers, SARS and other coronaviruses as causes of pneumonia. Respirology. 2018; 23 (2): 130–137. doi: 10.1111/resp.13196.
16. Muller J.A., Harms M., Schubert A., Mayer B. et al. Development of ahigh-throughput colorimetric Zika virus infection assay. Med Microbiol Immunology. 2017; 206 (2): 175–185. doi: 10.1007/s00430-017-0493-2.
17. Хамитов Р.А., Логинова С.Я., Щукина В.Н., Борисевич С.В., МаксимовВ.А., Шустер А.М. Противовирусная активность арбидола и его производных в отношении возбудителя тяжелого острого респи-раторного синдрома в культурах клеток. Вопросы вирусологии. 2008; 53 (4): 9–13. [Khamitov R.A., Loginova S.Ya., Shchukina V.N., Borisevich S.V., Maksimov V.A., Shuster A.M. Protivovirusnaya aktivnost’ arbidola i ego proizvodnykh v otnoshenii vozbuditelya tyazhelogo ostrogo respiratornogo sindroma v kul’turakh kletok. Voprosy Virusologii. 2008; 53 (4): 9–13. (in Russian)]
18. Логинова С.Я., Щукина В.Н., Борисевич С.В., Хамитов Р.А., МаксимовВ.А., Шустер А.М. Изучение эффективности Арбидола при экс-периментальной форме тяжелого острого респираторного син-дрома. Антибиотики и химиотерапия. 2019; 64 (7–8): 19–23. . doi: .24411/0235-2990-2019-100039. [Loginova S.Ya., Shchukina V.N., Borisevich S.V., Khamitov R.A., Maksimov V.A., Shuster A.M. Izuchenie effektivnosti Arbidola pri eksperimental’noj forme tyazhelogo ostrogo respiratornogo sindroma. Antibiotiki i Khimioterapiya. 2019; 64 (7–8): 19–23. doi: 10.24411/0235-2990-2019-100039. (in Russian)]
19. Ленева И.А., Пшеничная Н.Ю., Булгаков В.А. Умифеновир и коро-навирусные инфекции: обзор результатов исследований и опыта применения в клинической практике. Терапевтический Архив. 2020; 92 (11): 91–97. doi: 10.26442/00403660.2020.11.000713. [Leneva I.A., Pshenichnaya N.Jyu., Bulgakov V.A. Umifenovir i koronavirusnye infektsii: obzor rezul’tatov issledovanij i opyta primeneniya v klinicheskoj praktike. Terapevticheskij Arkhiv. 2020; 92 (11): 91–97. doi: 10.26442/00403660.2020.11.000713. (in Russian)]

Скачать PDF

Назад к списку