Главная/Медиацентр/Материалы и Исследования/Применение Тимогена® при лечении гепатита C у взрослых


МАТЕРИАЛЫ&ИССЛЕДОВАНИЯ

Применение Тимогена® при лечении гепатита C у взрослых

М.И. Дмитриева1, А.Г. Рахманова2, В.С. Смирнов3

Главный инфекционист Калининского района г. Санкт-Петербурга, кандидат медицинских наук

Главный инфекционист Комитата по здравоохранению администрации Санкт-Петербурга, доктор медицинских наук профессор

Ведущий научный сотрудник кафедры военно-полевой терапии Военно-медицинской академии, доктор медицинских наук профессор

 

2006 Тимоген

Скачать PDF

Мировая статистика показывает, что эпидемическая ситуация по вирусному ге­патиту С имеет устойчивую тенденцию к ухудшению. В настоящее время уместно го­ворить о пандемии вирусного гепатита С, представляющей серьезную угрозу населе­нию планеты. Высока вероятность перехода заболевания в хроническую форму. Чаще всего формирование хронического вирусного гепатита С (ХВГС) происходит испод­воль, с неярко выраженной клинической симптоматикой, однако последствия присут­ствия в организме вируса могут быть катастрофическими: цирроз, рак печени.

Большую роль при ХВГС играет иммунная система. Тяжесть проявления, тече­ние и исход зависят не только от количественного содержания вируса в организме, но и от характера иммунологического реагирования. Лечение больных ХГС с помощью про­тивовирусных препаратов и этиотропных средств далеко не всегда приводит к полному успеху. Нередко возникают проблемы побочных эффектов, таких как, гепатотоксичность, иммуносупрессия и т.д. Актуальным становится вопрос повышения активности иммунной системы, восстановления нарушенных функций, возможности ингибировать развитие вируса в инфицированных клетках.

Научные исследования и клинические наблюдения, проведенные на базе инфек­ционного отделения городской поликлиника № 112 Калининского района г. Санкт- Петербурга, при участии специалистов иммунологической лаборатории кафедры воен­но-полевой терапии ВМедА и сотрудников Медико-биологического научно­производственного комплекса «Цитомед» доказали реальную целесообразность актив­ного использования пептидного иммуномодулятора Тимоген® в практике лечения хро­нического вирусного гепатита С.

Возбудитель гепатита С (HCV) относится к группе РНК-содержащих флавиви- русов. Геном вируса содержит ядерный участок р22, участки Е1 и Е2, кодирующие гликопротеиды оболочки и неструктурированные участки (NS2, NS3, NS4, NS5), коди­рующие ферменты, необходимые для репликации вируса. Вирус гепатита С существу­ет в виде 6 основных генотипов: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и более сотни субтипов, обозначаемых строчными буквами: 1a, 1b, 2a и т.д. В России наиболее распространен генотип 1b (до 80%), менее значимы в эпидемическом отношении генотипы 1a, 2 и 3. Другие генотипы для России менее характерны и встречаются редко. Определение генотипа позволяет прогнозировать течение и исход заболевания, а также эффективность противовирусной терапии. Так, вирус, имеющий генотип 1b, обладает наибольшей резистентностью к интерферону, чаще приводит к циррозу, в то время как гепатоцеллюлярная карцинома более характерна для генотипа 1a. Кроме того, гепатит 1b чаще связан с гемотрансфу- зионным путем передачи инфекции.

Особенностью вируса гепатита С является высокая вариабельность генома. В организме вирус быстро мутирует, в результате возникают так называемые квазивиды, имеющие небольшие различия в геноме, не превышающие 1-2%. Однако эти минорные различия позволяют вирусу «ускользать» из-под иммунного контроля, что представля­ет собой основной механизм хронизации инфекционного процесса. Эти же особенности препятствуют созданию сколько-нибудь эффективной вакцины против НCV, а также снижают эффективность стандартной противовирусной терапии.

Эпидемиологическая характеристика

Вирусный гепатит С — типичный антропоноз — источником инфекции может быть только больной человек с острой или хронической формой течения заболевания. Механизм передачи вируса — парентеральный. Основная масса больных — лица, упот­ребляющие парентеральные наркотики, а также больные, получающие гемотрансфузии. По данным ВОЗ, на его долю трансфузионного пути передачи приходится до 70 % всех случаев заболевания. Возможно инфицирование реципиентов при трансплантации ор­ганов от HCV позитивных доноров. К группе риска относятся также медицинские ра­ботники, имеющие контакт с кровью больных. Вероятность заражения среди медицин­ских работников через случайные уколы иглами, инфицированными вирусом, состав­ляет от 4 до 10 %. HCV является главной причиной посттрансфузионного гепатита; по данным ВОЗ, на его долю приходилось до 70 % всех случаев заболевания. Менее ве­роятен сексуальный и перинатальный пути передачи. Вероятность такого пути зараже­ния, по разным данным, не превышает 1-5%. В последнее время участились случаи за­ражения HCV при пирсинге и нанесении татуировок.

Известные пути передачи вируса гепатита С В.Г. Радченко и соавторы (2004) разделили на основные и дополнительные. К основным отнесены:

  • внутривенное введение наркотиков;
  • трансфузии крови и ее препаратов;
  • трансплантация органов и тканей;
  • парентеральные вмешательства, в том числе хирургические операции;
  • стоматологические процедуры;
  • вертикальный путь передачи;
  • половой путь передачи.

К дополнительным путям передачи, по мнению авторов, относятся:

  • ритуальные обряды (скарификация, обрезание);
  • методы народной медицины (кровопускания);
  • косметические процедуры (татуировка, пирсинг и др.).

Следует оговориться, что в 20-30% случаев установить путь заражения не удает­ся. Это может быть обусловлено, с одной стороны, медленным развитием инфекции, затрудняющим точный эпидемиологический анализ источника заражения, а с другой — все большее число специалистов считает, что существуют какие-то иные еще не уста­новленные пути передачи вируса.

К HCV восприимчивы все лица, в том числе и переболевшие данной инфекцией. Животные, за исключением высших приматов, не чувствительны к возбудителю, что существенно затрудняет возможности его изучения в лабораторных условиях. Счита­ется, что инкубационный период при заражении HCV в среднем составляет 49-50 дней, но может колебаться от 21 до 140 дней. Однако острое начало заболевания наблюдается только при попадании в организм массивных доз вируса. Значительно чаще заболева­ние развивается исподволь без каких-либо клинических проявлений и выявляется слу­чайно уже на этапе сформировавшегося хронического заболевания при обследовании по поводу какой-либо иной патологии. Подобное практически латентное течение мо­жет, тем не менее, иметь катастрофические последствия. Не случайно за вирусом гепа­тита С закрепилось зловещее звание «ласкового убийцы».

Общая характеристика заболевания

Как уже говорилось, для вирусного гепатита С характерно латентное или мало- симптомное течение. Нередко больной продолжительное время не обращает внимания на микросимптоматику, и заболевание остается не распознанным. По разным данным, до 70% всех случаев вирусного гепатита С протекает субклинически или бессимптом­но. Желтуха возникает у 10-30% больных. Наиболее отчетливый признак клинического течения — уровень трансаминаз в ряде случаев сохраняется на уровне среднестатисти­ческой нормы. Острое течение заболевания, заканчивающееся полным выздоровлени­ем, наблюдается у 20 — 50% больных. В остальных случаях развивается хроническая фирма заболевания. Критерием хронизации является длительная (более 6 мес.) вирусе- мия, которая в большинстве случаев сопровождается слабым поражением печени. За­болевание при этом имеет сравнительно благоприятный прогноз и требует минималь­ной фармакологической поддержки. В 10- 30% больных ХВГС приобретает агрессив­ный характер и в течение 10 — 15 лет заканчивается циррозом. Примерно у 20 — 30% больных с прогрессирующим течением инфекционного процесса развивается гепато- целлюлярный рак.

Патогенез заболевания

Важнейшим звеном, определяющим течение и прогноз ХВГС, является иммунная система. В настоящее время уже не вызывает сомнения, что исход большинства случа­ев HCV-инфекции зависит от динамики репликации вируса с одной стороны и особен­ностей иммунного ответа хозяина — с другой. Сильный полиспецифический CD4+ и CD8+ Т-клеточный ответ в сыворотке и печени, как правило, сопровождается элимина­цией вируса. Недостаточность этого ответа или его несостоятельность в течение дли­тельного промежутка времени приводит к возникновению вирусных мутаций, приво­дящих к персистированию вируса, уходу из-под иммунного надзора, и как следствие — развитию хронической формы инфекции.

Можно считать установленным, что поражение гепатоцитов (клеток-мишеней для HCV) и развитие воспалительного процесса в печени обусловлено не прямым цито- топатогенным действием вируса, а опосредованным — через изменения в структурно­функциональной организации иммунокомпетентных клеток. Эти изменения могут про­являться в виде ослабления иммунного надзора вследствие угнетения функциональной активности иммунокомпетентных клеток, а также нарушения баланса провоспалитель­ных и противовоспалительных цитокинов. Установлено, что HCV обладает способно­стью индуцировать пептиды, которые являются функциональными антагонистами Т- лимфоцитарных рецепторов, а также способны подавлять продукцию эндогенного ин­терферона. Формирующаяся в результате Т-клеточная анергия приводит к блокаде функциональной активности Т-хелперов и цитотоксических лимфоцитов, что является одним из пусковых механизмов хронизации инфекции.

В результате подавления иммунных реакций вирус беспрепятственно проникает в гепатоциты, где и происходит его репликация. При этом HCV не интегрируется в ге­ном клетки-хозяина. Гибель инфицированных клеток происходит вследствие прямого цитопатического действия, которое, однако, не приводит к быстрой санации печени от вирусных частиц, что обусловлено, с одной стороны, слабой иммуногенностью возбу­дителя, а с другой — гипервариабельностью самого вируса, приводящей к формирова­нию огромного количества квазивидов, способных «ускользать» из-под иммунного надзора.

Названные механизмы позволяют вирусу неопределенно долго персистировать в организме хозяина, приводя к развитию цирроза печени, гепатоцеллюлярной карцино­мы, а также различным внепеченочным поражениям.

Клиническая картина

Заболевание чаще всего начинается исподволь и длительное время остается не­распознанным, при этом оно постепенно прогрессирует и с исходом в цирроз печени или гепатоцеллюлярную карциному. При инфицировании наиболее распространенным в России вирусом с генотипом 1b инфекция прогрессирует быстрее. В течении вирус­ного гепатита С различают 3 последовательных фазы: острую, латентную и реактива­ции.

Острая фаза заболевания, как правило, остается нераспознанной, если не сопро­вождается желтухой. Иногда при случайном или целенаправленном обследовании вы­является умеренная гепатомегалия, в редких случаях сопровождающаяся явлениями спленомегалии. Первый пик повышения трансаминаз, в частности АлАТ, свидетельст­вующий об окончании фазы инкубации, наблюдается на 7-9 неделях после заражения. Сероконверсия формируется значительно позднее. Специфические иммуноглобулины — антитела к ядерному антигену вируса — появляются через 4 — 5 мес. РНК вируса удается выявить уже на 14 — 16 дни после заражения. Такой разрыв в сроках появления РНК и специфических антител является объективным подтверждением HCV-инфекции.

Если заболевание не завершилось самопроизвольным излечением, оно перехо­дит в латентную фазу, развивающуюся через 6 мес. после заражения. Хронизация ин­фекции происходит в 80% случаев. В этой фазе продолжается вирусемия при полном или почти полном отсутствии каких-либо клинических проявлений и может продол­жаться до 20 лет. При обследовании у больных выявляется умеренное увеличение пе­чени. Эпизоды повышения АлАТ сменяются более или менее продолжительными пе­риодами в течение которых содержание фермента не выходит за пределы статистиче­ской нормы.

Латентная фаза в любой момент может смениться фазой реактивации для кото­рой характерна выраженная клиническая картина высокая стабильная вирусемия. Фаза реактивации чаще всего завершается формированиям цирроза печени.

Клиническая картина хронического вирусного гепатита С складывается из трех основных синдромов: астеновегетативного, диспептического и гепатолиенально-геморрагического. Астено-авегетативный и диспептический синдромы проявляются оющей слабостью, недомоганием, снижением трудоспособности, тяжестью в правом подреберье, подташниванием, ухудшением аппетита, умеренными болями в брюшной области, расстройствами стула. Для гепатолиенального и геморрагического синдромов характерны гепатомегалия, спленомегалия, холестаз, сопровождающийся кожным зу­дом, кровоподтеки, «сосудистые звездочки», пальмарная эритема, полиартралгия и др.

При биохимическом исследовании крови наиболее частыми находками являются гипертрансаминаземия (чаще повышение уровня АлАТ), повышение тимоловой пробы, диспротеинемия с повышением содержания гаммаглобулинов. При ультразвуковом ис­следовании наблюдается повышение эхогенности, диффузная неоднородность парен­химы, признаки портальной гипертензии, увеличение размеров печени и селезенки.

Иммуномодулирующая терапия хронического вирусного гепатита С

Терапия ХВГС остается одной из наиболее сложных задач. К настоящему времени име­ется множество различных средств и методов лечения заболевания. Одни из них про­шли клиническую апробацию и внедрены в практику, другие находятся на различных этапах исследования.

Считается, что оптимальной схемой терапии HCV-инфекции является сочетание препаратов рекомбинантного интерферона, особенно его пегилированной формы, и аномального нуклеозида — рибавирина. В Европе и США эта схема принята в качестве терапевтического стандарта. К сожалению, этот, так называемый «золотой стандарт» явно не соответствует подобному критерию. По самым оптимистичным подсчетам эф­фективность этой схемы не превышает 50%, и в то же время у большинства больных, получающих интерферон-рибавириновую терапию, отмечаются серьезные побочные явления.

Следует также отметить, что эпидемическая и, особенно, экономическая ситуация в России не позволяет в полной мере использовать этот терапевтический стандарт. Как уже было отмечено, для России характерно доминирование вируса с генотипом 1b, наиболее резистентного к препаратам экзогенного интерферона. По разным данным до 60% больных имеют более или менее выраженную резистентность к экзогенному ин- терферону-альфа. Попытки повысить эффективность рекомбинантного интерферона увеличением дозы наталкиваются на существенные побочные эффекты, среди которых наиболее значимыми являются нарушения гемопоэза (анемия, лейкопения, тромбоци­топения), дисфункции центральной нервной системы (от депрессии до острых психо­зов), нарушения функции эндокринных органов и т.д. Кроме того, при продолжитель­ном применении интерферонов возможна выработка соответствующих антител, сни­жающих эффективность терапию.

Что касается рибавирина, то у этого препарата в настоящее время выявлены две критические позиции: 1) монотерапия рибавирином не эффективна в плане подавления репликации вируса, 2) гемолитическая анемия, сопровождающая применение рибави- рина, ограничивает величину терапевтической дозы.

Таким образом, существенные недостатки стандартной противовирусной терапии заставляют разрабатывать новые средства и методы лечения вирусного гепатита С. Одним из таких подходов является иммуномодулирующая терапия пептидным тимо- миметиком Тимогеном®. Исследования последних лет показали, что Тимоген® активирует экспрессию CD3+, CD4+, CD25+ рецепторов Т-лимфоцитов и, по-видимому, восста­навливает Th1-иммунный ответ. O6 этом свидетельствует активация синтеза фактора некроза опухолей альфа, интерферонов альфа и гамма, интерлейкина-2 и др. Иначе го­воря, Тимоген® может активировать сильный полиспецифический иммунный ответ, ко­торый является предпосылкой для ограничения развития инфекционного процесса. С учетом этих данных была разработана методика применения Тимогена® для лечения ХВГС.

Тимоген® представляет собой мононатриевую соль глутамил-триптофана. Препа­рат обладает свойствами пептидов тимуса, поэтому он отнесен к классу тимомиметиков — синтетических аналогов природных пептидов тимуса. Тимоген® выпускается в двух лекарственных формах: 0,01% раствор для инъекций в ампулах объемом 1,0 мл и 0,025% раствор в виде спрея. в ампулах по 10 мл, оснащенных дозирующих распыли- вающим устройством.

Эффективность использования Тимогена®.

В сравнительное клиническое исследование эффективности различных форм вве­дения пептидного иммуномодулятора Тимоген® было включено 135 пациентов с ХВГС (69 мужчин и 66 женщин)

Больные методом случайной выборки были разделены на 3 группы. Больные 1-й группы (52 человека) получали Тимоген® внутримышечно 1 раз в день. Больные, отне­сенные ко 2-й группе (32 человека), получали Тимоген® интраназально по 1 дозе в каж­дый носовой ход 2 раза в день. Больные, включенные в 3-ю группу (контроль), получа­ли симптоматическое лечение (51 человек). Средний возраст больных в сравнивавших­ся группах составлял 47 (20 + 74) лет

Длительность терапии определяли в соответствии с современными рекоменда­циями по лечению больных ХВГС. Учитывалось: наличие раннего вирусологического ответа, наличие раннего клинико-биохимического ответа у пациента, наличие положи­тельного терапевтического эффекта. Во всех группах больные были сопоставимы по полу, исходному уровню аланинаминотрансферазы (АлАТ), вирусной нагрузке.

Методы обследования: всем больным проводили вирусологические (определе­ние РНК HCV методом ПЦР в сыворотке крови); серологические: (маркеры вирусов гепатита А,В,С методом ИФА) исследования. Определяли основные клинико­лабораторные показатели, среди которых особое внимание уделяли биохимическим маркерам ХГВС: содержанию в сыворотке крови АлАТ и аспартатаминотрансферазы (АсАТ)

Инструментальное обследование предусматривало ультразвуковое исследование (УЗИ) печени, желчного пузыря и желчевыводящих путей, поджелудочной железы, се­лезенки. Отметим, что у всех наблюдаемых пациентов, на основании клинического и ультразвукового исследований, признаков цирроза печени не выявлено.

Диагноз ХВГС установлен на основании комплекса эпидемиологических, анам­нестических и клинических данных и подтвержден обнаружением анти-НСV антител.

Общая характеристика частоты клинических проявлений ХВГС у больных срав­нивавшихся групп до начала лечения приведены в табл. 1

Таблица 1. Частота основных клинических проявлений (%) у больных хроническим вирусным гепатитом С до начала лечения

tabl51

Из табл. 1 видно, что по клиническим проявлениям больные были сопоставимы между собой. После проведенного обследования больные контрольной группы полу­чали стандартную симптоматическую терапию, включавшую гепатопротекторы, жел­чегонные, витамины, антиоксиданты, при необходимости трихопол или метронидазол. Больные 1-й группы получали Тимоген® по 100 мкг внутримышечно 1 раз в сутки на протяжении 21 дня. Больные 2-й группы получали Тимоген® интраназально по 1 дозе в каждый носовой ход 2 раза в день в течение 21 дня. В процессе наблюдения структуру клинических проявлений фиксировали на 14 сутки лечения и через 7 дней после окон­чания курса Тимогена® (30 сутки наблюдения). Результаты приведены в табл. 2.

Таблица 2. Частота основных клинических проявлений (%) у больных хроническим вирусным гепатитом С на 14-е и 30-е сут. с начала лечения

tabl52
Как следует из представленных данных, симптоматическая терапия не сопрово­ждалась достоверными изменениями основных клинических проявлений заболевания в течение 30 суток наблюдения. Совершенно иная динамика наблюдалась у больных, по­лучавших монотерапию Тимогеном®. Так, уже к 14 суткам лечения частота наиболее общих симптомов интоксикации слабости и ощущения тяжести в правом подреберье уменьшилась в среднем в 7-8 раз. Более чем в 2 раза реже отмечались явления гепато- и спленомегалии и самое важное — более чем в 11 раз реже наблюдалось повышение АлАТ. Еще более четкие результаты наблюдались на 30 сутки. Только явления гепатомегалии сохранялись в среднем у 15-20% больных, в то же время остальные симптомы у больных практически отсутствовали. Сравнительный анализ результатов лечения па­рентеральной и интраназальной формами Тимогена® свидетельствует о равной терапев­тической эффективности этих лекарственных форм препарата и способов их примене­ния. В правомерности данного вывода убеждают и результаты количественного анали­за содержания АлАТ и АсАТ в крови больных, получавших Тимоген®парентерально и интраназально (рис. 1). Как следует из этих результатов, на фоне введения Тимогена® у всех больных отмечается быстрое снижение содержания трансфераз в сыворотке крови. Если считать уровень 40 мкмоль/мл за среднестатистическую норму трансфераз, то на фоне лечения Тимогеном ее удается достичь на 15 — 20 сутки. Важно отметить, что нормальный уровень трансфераз у большинства больных, получавших Тимоген, сохра­нялся по крайней мере в течение 6 мес.В последующем в исходу 9 мес отмечается не­которое повышение уровня АлАТ и АсАТ до верхней границы статистической нормы. Еще один важный вывод, следующий их представленных данных — заключается в том, что сравнивавшиеся способы применения Тимогена давали практически идентичный клинический результат. Кривые динамики трансфераз у больных, получавших препарат парентерально и интраназально, оказались по существу одинаковыми. Полученные ре­зультаты вполне объяснимы, если учесть, что слизистая оболочка носа обладает высо­кой всасывающей способностью. В то же время интраназальная форма имеет совер­шенно очевидные эпидемиологические преимущества, поскольку исключает паренте­ральное вмешательство.

Следует также отметить, что на фоне проводившейся симптоматической тера­пии наблюдалась некоторая тенденция в снижению уровня трансаминаз, однако она не достигала уровня среднестатистической нормы.

graf11

Рис. 1. Динамика трансаминаз в сыворотке крови больных хроническим вирусным гепатитом С на фоне лечения Тимогеном®.

По оси абсцисс: Время после начала терапии Тимогеном® (сут); по оси ординат — содержание трансаминаз, мкмоль/л. Обозначения кривых: АлАТ вм, АсАТ вм содержание АлАт и АсАТ при внутримышечном введении Тимогена®; АлАТ ин, АсАТ ин — содержание АлАТ и АсАТ при интраназальном введении; АлАТ кон, АсАТ кон — содержание АлАТ и АсАТ в группе, получавшей симптоматическое лечение.

Проведенное открытое сравнительное исследование доказало эффективность применения отечественного иммуномодулятора Тимогена® у больных ХВГС. Пептид­ный иммуномодулятор Тимоген® позволяет достигать клинической и билхимической стабилизации процесса по крайней мере в течение 6-9 мес. после однократного курса, продолжительностью 21 день. Следует отметить, что в данном исследовании Тимоген® применяли в виде монотерапии. Представляется, что сочетание Тимогена® с другими лекарственными средствами противовирусного и гепатопротективного действия позво­лит получать еще более прочный результат. В пользу этого положения свидетельству­ют успешные результаты лечения ХВГС противовирусными средствами в комбинации тимозином-альфа1.

Клиническими исследованиями доказано, что пептидный иммуномодулятор Ти­моген® эффективное лекарственное средство для лечения больных ХВГС. Терапия Тимогеном® особенно уместна у пожилых больных с хроническим гепатитом С, у этой ка­тегории больных стандартная терапия зачастую не эффективна или противопоказана по тем или иным причинам. Тимоген® можно применять и беременным женщинам, стра­дающим ХВГС, поскольку стандартная терапия этим лицам противопоказана.

В заключение следует отметить в абсолютную безвредность Тимогена®. Опыт клинического применения препарата при разных заболеваниях и патологических со­стояниях на протяжении почти 20 лет не выявил ни одного случая осложнений или ка­ких-либо побочных эффектов. Более того, Тимоген® в ряде случаев позволяет умень­шить проявления аутоиммунных процессов, которые нередко наблюдаются у больных ХВГС, получающих массивные дозы интерферонов.

Скачать PDF

Назад к списку